11 марта 2021

Мальчик, которого растили как собаку: история одной психотравмы и ее исцеления

Как удалось вернуть к нормальной жизни Джастина, который провел на цепи пять лет.

Знаменитый американский психотерапевт Брюс Перри лечил детей, которые пережили страшные потрясения: стали жертвами насилия, свидетелями убийств или воспитывались в секте. В книге «Мальчик, которого растили как собаку» доктор рассказал десять историй своих маленьких пациентов и дал советы родителям, педагогам и психологам, как помочь детям преодолеть травму и вырасти здоровыми взрослыми.

Делимся отрывком из книги Брюса Перри о психотерапевтическом чуде, которое ему удалось совершить: доктор смог вылечить мальчика, который провел на цепи пять лет.

Знакомство с Джастином

Визгливый крик заставил меня повернуться. Я увидел костлявого ребенка в обвисшем подгузнике. Джастин сидел в клетке. Подтянув колени к подбородку, он покачивался и стонал себе под нос.

15-летняя мать бросила его на бабушку, которая страдала от ожирения. Когда Джастину исполнилось 11 месяцев, бабушка умерла, а за мальчиком стал ухаживать ее партнер Артур. Сотрудники детской опеки попросили 60-летнего мужчину подержать Джастина у себя, пока искали для ребенка подходящее место.

Артур ничего не знал о потребностях детей и, вероятно, страдал слабой формой умственной отсталости. Он зарабатывал на жизнь разведением собак и перенес этот опыт на заботу о ребенке: хорошо кормил, переодевал, но не делал ничего из того, что делают нормальные родители. Пять лет Джастин прожил в клетке, с собаками в качестве друзей. Он вел себя как животное, потому что с ним обращались как с животным.

Начало лечения

Я видел лишь один способ выяснить, есть ли у Джастина нераскрытый потенциал или он потерял способность к дальнейшему развитию. Я должен был убедиться, что его нейронные системы могут сформироваться заново в безопасной и предсказуемой обстановке.

Я знал, что в первую очередь нужно уменьшить хаос и сенсорную перегрузку вокруг Джастина. Мы свели к минимуму количество сотрудников, взаимодействовавших с ним. Потом мы приступили к физиотерапии, трудотерапии и речевой терапии. Один из наших психиатров ежедневно проводил с ним время, и я тоже регулярно посещал его.

Улучшение наступило удивительно быстро. С каждым днем Джастин делал новые успехи и перестал бояться. Он больше не швырялся едой и не пачкался в экскрементах. Он начал улыбаться. Мальчик обнаруживал явные признаки понимания словесных указаний.

Мы осознавали, что он получал определенные социальные стимулы от собак, с которыми ему приходилось жить. Собаки являются общественными животными и имеют сложную социальную иерархию в стае. Иногда Джастин реагировал на незнакомых людей, как испуганная собака — осторожно приближался, пятился, потом снова приближался.

Первые признаки выздоровления

Сначала мои коллеги полагали, что я трачу время впустую. Я просил физиотерапевтов помогать Джастину твердо держаться на ногах. Однако через неделю Джастин мог нормально сидеть на стуле и вставать с небольшой помощью. Через три недели он сделал первые шаги.

Потом с ним стал заниматься специалист по трудотерапии, который помогал ему развивать мелкую моторику и обучал основам ухода за собой: как одеваться, как пользоваться ложкой и чистить зубы. У многих детей, подвергавшихся длительной изоляции, развивается очень чувствительное обоняние, и они часто пытаются обнюхивать и лизать еду и людей. У Джастина эта привычка была особенно сильной, поскольку он жил в окружении собак. Мы учили его, что такое поведение не всегда уместно. Все это время специалисты по развитию речи учили Джастина разговаривать, знакомя его с самыми простыми словами.

Жизнь в семье

Нейронные сети мозга, которые раньше находились в спящем и неразвитом состоянии, начали реагировать на регулярную стимуляцию. Мозг мальчика впитывал информацию, как губка, жадный до нового опыта и восприятия. Еще через две недели Джастин поправился, и его выписали из больницы и поместили в приемную семью.

За следующие несколько месяцев он добился замечательных успехов. Это было самое быстрое выздоровление после жестокой изоляции от общества, какое нам приходилось видеть. Я стал с большим оптимизмом относиться к прогнозу восстановления для таких детей.

Через полгода Джастина перевели в приемную семью, жившую в другом районе. Хотя мы предлагали консультационные услуги его новым лечащим врачам, в конце концов он пропал из нашего поля зрения из-за большого количества пациентов. Но мы часто говорили о Джастине, когда консультировали другие приемные семьи с детьми, испытавшими пренебрежение и жестокую изоляцию в раннем возрасте.

Через два года в нашу клинику пришло письмо из маленького города — короткое извещение от приемных родителей Джастина. Они сообщали о его дальнейших успехах. В восьмилетнем возрасте он был готов к поступлению в подготовительный класс начальной школы. К письму прилагалась фотография Джастина в нарядной одежде. Он нес рюкзак, держал в руке коробку для ленча и стоял перед школьным автобусом. На обратной стороне снимка Джастин собственноручно написал фломастером: «Спасибо, доктор Перри». Признаться, я не удержался от слез.

Что происходит, когда травмирован молодой мозг? Как психологическая катастрофа влияет на психику ребенка? И что можно предпринять, чтобы вернуть детям радость полноценной жизни? На эти и другие вопросы отвечает психотерапевт Брюс Перри в книге «Мальчик, которого растили как собаку». Купить ее можно по ссылке.

Расскажите всем, какую интересную статью вы нашли!

По материалам книг

Подписка

Узнай о новинках первым!