22 сентября 2020

Похудение начинается «с головы»

Почему диета — прямой путь к лишнему весу и как радость влияет на похудение? Разбираемся с психологом Галиной Турецкой.

Психолог и автор книги «Теория большого срыва» уверена: чтобы похудеть, нужно… играть. Да-да, вы не ослышались. А от диет и ограничений наоборот пора отказаться. Мы поговорили с Галиной о лишнем весе, его связи с коллективным бессознательным и о том, как с этим бороться.

— Диеты не работают. Диетологи, психологи — все твердят об этом. Почему же тогда до сих пор так много тех, кто пробует худеть по диетам?

— Десятилетиями нам твердили: чтобы похудеть, нужно меньше есть и больше двигаться. Первая диета появилась в исторических документах, когда Вильгельм Завоеватель — крупный во всех смыслах политический деятель — решил похудеть, заменив еду алкоголем. Вся история религиозных постов транслирует идею ущемления плоти. Хотим мы или нет, это часть нашего коллективного бессознательного, да и выглядеть как модель на обложке хочется уже сейчас. К счастью, в последнее десятилетие появляется все больше информации о том, что похудение начинается «с головы». Психологам это было известно со времен Фрейда.

Из популярных изданий об этом впервые написал Newsweek: потребность в жирной, калорийной пище связана с тоской и неустроенностью, а жир на теле прикрывает внутреннюю напряженность, беззащитность, недолюбленность. Но должно пройти еще немало времени, пока идея похудения с психологом займет в умах столь же прочное место, какое сейчас занимают диеты.

— Почему при похудении случаются срывы при похудении? И есть ли способ их избежать совсем?

— Предлагаю вернуться к известной формуле «меньше есть и больше двигаться». Нужно захотеть меньше есть и больше двигаться, тогда вес снижается естественно без диет и срывов. Чтобы захотеть, недостаточно силы воли. Даже наоборот: чем строже ограничения, тем сильнее волевые усилия и тем быстрее истощается волевой ресурс. Воля конечна. У мотивации есть пики и спады. Это справедливо для 90% людей (от 5 до 10%, по разным данным, генетически предрасположены к тому, чтобы легко переносить ограничения).

Основной механизм срыва — пружина. Чем больше она сжимается ограничениями, тем скорее и ярче проявится срыв. Поэтому срыв включен в само понятие диеты.

Следующий механизм — чайник. Если бы у него не было носика, внутреннее давление просто разорвало бы чайник изнутри. Человек, который носит внутри много скрытого напряжения, «разряжается» едой — это самый доступный способ успокоиться, снизить эмоциональную чувствительность, какие бы эмоции за этим не стояли - от скуки до гнева. Внутреннего напряжения можно не замечать, пока «последняя капля» в виде пищевых ограничений не переполнила чашу, и вот приходит Его Величество Срыв.

Еще один механизм срыва — внутренний ребенок. Тот самый малыш, которого «недокормили» теплом, любовью, комфортом, похвалой, защищенностью — сидит внутри и требует конфету. Ведь сладкое — синоним любви, начиная со сладкого и жирного материнского молока до той конфеты, которой нас поощряют, когда мы хорошо прочитали стихи с табуретки. Это автоматизм, проторенная дорожка в психике между едой и состоянием комфорта. Поэтому в стрессе так тянет «жевнуть».

Радость же — единственная эмоция, которую мы не заедаем. Так что больше радости! Как говорил барон Мюнхгаузен, улыбайтесь, господа, улыбайтесь — самые большие глупости на земле делаются с серьезными лицами. Чтобы не срываться — не садитесь на диету.


— И если не обращаться к диетам, то как худеть? Давайте составим уравнение успешного похудения. Какие составляющие в нем будут?

— Любовь к себе + стрессоустойчивость (ведь именно стрессы обычно заедаем) + решенные внутренние задачи (отношения, обиды на родителей, страхи, тема женственности/мужественности и прочие).

В этой формуле нет ничего про белки-жиры-углеводы, потому что питание и образ жизни подстраивается под внутреннее содержание уже без дополнительных усилий и срывов. Может показаться, что это недостижимо, но моя практика, которая измеряется сотнями тысяч участников программ, показывает: это не просто реально, а даже несложно, если «худеет» сначала подсознание, а потом уже тело.

— Почему вы выбрали формат книги-игры для «Теории большого срыва»? Что он подразумевает?

— Игровые технологии сейчас используются повсеместно, они втрое эффективнее для усвоения нового. В случае с лишним весом они особенно хороши. Игра помогает миновать контроль сознания, в том числе привычное «чтобы похудеть, нужно сесть на диету». Погружение в игру — прямая дорога в бессознательное. Вы вряд ли можете себе представить, какая атмосфера царит на моих онлайн-играх, одна из которых даже установила официальный мировой рекорд на самое массовое похудение. Мы так устаем от работы, ответственности, необходимости многое контролировать (включая еду и собственное тело, как будто они чем-то провинились и вышли из доверия)... Взрослые люди увлеченно играют на лишние килограммы и… выигрывают. Результаты в недельных играх от — 1-2 до 10 кг без диет и тренажеров.

Игра — это популярная подача материала, юмор, игровые баллы, подарки. Все это есть в книге, а чтобы поддержать игровую атмосферу, мы добавили к книге доступ в игровое онлайн-пространство, где можно не просто считать накопленные баллы на бумажке, а участвовать в общей игре, общаться с другими игроками, зарабатывать подарки и получать дополнительные «плюшки».

— Где на ваш взгляд, искать мотивацию для похудения? Или так: нужно ли ее искать, если она незаметна на первый взгляд, не очевидна?

— Мотивацию можно искать изнутри и снаружи. Внешняя мотивация — на слове «надо». Внутренняя основана на добром подходе к себе. Одна из историй, описанных в книге, как раз об этом: Ирина худела на слове «надо», но ее не хватало надолго, чтобы готовить себе отдельную еду (семья предпочитала жареную картошку и отбивные), стыдно было брать с собой на работу лоточки с отварной брокколи… да и сама эта брокколи уже не лезла. В игре у Ирины произошло осознание: «Если мне не лень заботиться о троих своих детях, то почему я не могу отнестись к себе как к собственному четвертому ребенку?!». И «надо» заменилось на «люблю и забочусь» — и готовка перестала быть в тягость, и семья с жареной картошки перешла на здоровую еду без понуканий, и вес снизился за год со 130 до 100 кг. Вроде бы действия те же, но одно слово может многое изменить.

Я предлагаю искать мотивацию внутри себя. Внешняя мотивация — худеть ради модельных стандартов, ради того, чтобы муж не ушел к более стройной сопернице или чтобы мама похвалила — это всегда будет вести к срывам. Любая мотивация имеет пики и спады, это нормально. На временном спаде мотивации важна поддержка окружения (поэтому групповые методы снижения веса самые эффективные), новизна впечатлений, вспомнить о своих победах. Отлично помогают психологические практики.


Какие красивые кнопки «Поделиться», так и хочется нажать...

По материалам книг

Подписка

Узнай о новинках первым!