30 апреля 2021

Женщины в искусстве: истории 5 художниц, которых незаслуженно забыли

Шокирующие эпизоды из жизни знаменитых художниц разных времен, от взлета придворной портретистки 16-го века до покорения Парижа эпатажной бисексуалки века 20-го.

Всех, кто считает, что изучать живопись — это долго и нудно, навсегда переубедит искусствовед Мария Санти, покорившая рунет оригинальным видением истории и шедевров. В своей новой книге«О любви и деньгах. История искусства за чашкой кофе» она рассказывает о живописи через призму любовных перипетий и махинаций великих творцов. Делимся пятью историями художниц, чьи имена вспоминают реже, чем хотелось бы.

Софонисба Ангвиссола: придворная испанского короля

Понимая, что не сможет обеспечить приданое, отец Софонисбы Ангвиссолы вложился в развитие дочери. Приходящий учитель живописи дал девушке среднее образование. Но она дополнила его такой практикой, что сам испанский король пригласил художницу к своему двору. Любопытный факт: Софонисба подписывала только портреты, поэтому многие ее работы долгое время ошибочно приписывали выдающимся художникам-мужчинам.

Ангвиссола замуж не торопилась, но в тридцать восемь лет все-таки вышла. Через некоторое время супруг художницы умер. Но в сорок семь лет она так удачно села на корабль, что снова вышла замуж — за молодого капитана. Они прожили вместе сорок лет. Муж любил не только Софонисбу, но и ее творчество, что отражено в трогательной эпитафии на ее могильном памятнике. Эпитафия гласит: «Софонисбе, моей супруге... причисляемой к знаменитейшим женщинам мира, выдающейся в создании портретов... Горацио Ломеллино, исполненный горя от потери своей великой любви в 1632 году, посвящает эту скромную дань столь великой женщине».

Лавиния Фонтана: художница с мужем-подмастерьем

Лавиния Фонтана училась у отца и впоследствии работала вместе с мужем. Он писал фоны и драпировки для картин, заказы на которые знаменитая супруга принимала от испанского короля Филиппа II, римских пап Климента VIII и Павла V. В семье родилось одиннадцать детей, пережили мать только трое. К сожалению, такая ситуация в то время была вполне обычной. На автопортрете у окна рядом с сундуком стоит мольберт-кормилец. Есть версия, что работа предназначалась потенциальному свекру, а сочетанием «сундук — мольберт» Лавиния показала: ее приданое невелико, но у нее есть и другие козыри. Действительно, со временем крестными ее детей стали представители знати.

Артемизия Джентилески: пострадавшая, но не жертва

В юности Артемизию Джентилески изнасиловал один из ее преподавателей. Но в отличие от миллионов обесчещенных солдатами и богатыми пройдохами девушек, она подала на него в суд и выдержала унизительное публичное гинекологическое обследование. Вместо детектора лжи в то время защемляли пальцы, но она вытерпела и это. При этом сторона агрессора не бездействовала: девушку активно обвиняли в том, что она развратная и «сама виновата». Виктимблейминг XVII века в действии. Преступника посадили на год.

Артемизия стала первой женщиной, принятой во Флорентийскую академию живописи. Она прожила шестьдесят лет — внушительный срок для того времени. Работала при дворе Козимо II Медичи, ездила в Англию ко двору Карла I помогать отцу художнику-караваджисту. В ее творчестве много автопортретов. Заточенная отцом в башню «Даная» (1612 год) телосложением и красотой похожа на художницу. Она изображена в максимально эротичной позе, безо всякого стыда, а сверху на нее брошены золотые монеты.

Констанция Майер: заложница предсмертной клятвы

Констанция Майер обихаживала любимого художника французской императрицы Жозефины Богарне — Пьера Поля Прюдона. Ведь он был такой несчастный, у него была сварливая выпивоха-жена, которая требовала только денег, заставляла рисовать этикетки и не желала признавать выдающийся талант мастера.

Когда спившаяся супруга Прюдона попала в сумасшедший дом, Констанция нянчила их детей и помогала Пьеру Полю писать картины. Но когда пьяница умирала, художник пообещал ей никогда больше не жениться и свое слово сдержал. В сорок шесть лет Констанция покончила жизнь самоубийством. Прюдон впал в депрессию и тоже умер.

Тамара Лемпицка: эпатажная покорительница Парижа

Тамара Лемпицка бравировала своей бисексуальностью. Кажется, ей нравились изогнутые тела рабынь, а стилистика ар-деко на заднем плане — дань моде. В эмиграции ее первый муж, бывший богач, юрист и бонвиван, лег на диван и отказался работать. А Тамара продала драгоценности, подтянула технику живописи и, покорив Париж, снова стала светской сенсацией.

Как бывшая жена преследовала Пабло Пикассо. Почему Поль Сезанн и Эмиль Золя и дружили, и враждовали. Кто разбил сердце, а может, и «тронул» разумом Оскара Кокошку. Из-за чего Тулуз-Лотрек жил в борделе. До чего довели асоциальность и обидчивость Верещагина. Эти и другие не менее увлекательные истории из жизни великих живописцев и скульпторов — в книге Марии Санти «О любви и деньгах. История искусства за чашкой кофе».

Расскажите всем, какую интересную статью вы нашли!

По материалам книг

Подписка

Узнай о новинках первым!