31 июля 2020

Sex and the City. Сериал и законодатель моды

Кекс, секс и шопинг. Во что нас влюбил культовый сериал?

Когда в «Сексе в большом городе» показывали что-то новое, зрители тут же отправлялись на его поиски. Как обычный сериал диктовал нам, что есть, в чем ходить и как заниматься сексом? Разбираемся вместе с книгой Дженнифер Кейшин Армстронг «Секс в большом городе. Культовый сериал, который опередил время. Как четыре девушки изменили наши взгляды на отношения и жизнь».

Борьба за кексы от Кэрри и Миранды

Возьмем, к примеру, случай с кексами. В одном эпизоде третьего сезона Кэрри и Миранда сидят на скамейке перед витриной красивого кафе, где выставлены сладкие пирожные и, что особенно важно, поваренная книга пекарни Magnolia Bakery. Покрытые розовой глазурью ванильные кексы и здание из красного кирпича были идеальны для съемок. Они обсуждают влюбленность Кэрри в Эйдана Шоу, дизайнера мебели с крепким телосложением, с которым она только что познакомилась.

Краткая сцена разговора за десертом разожгла страсть к кексам и розничную войну, которая бушует до сих пор. Пекарня Magnolia Bakery открылась на углу улиц Бликер и 11-й Уэст в 1996 году, это совместное предприятие школьных подруг Дженнифер Аппель и Аллисы Тори. Они заняли помещение, хорошо известное в округе благодаря своему предыдущему арендатору – птичьему магазину, полному говорящих попугаев.

В 1999 году Аппель ушла, чтобы открыть свой собственный магазин Buttercup Bake Shop на окраине города с надеждой попасть в крупный бизнес.

Она пропустила момент прорыва Magnolia Bakery. Через год после ухода Аппель Тори выиграла эквивалент лотереи в малом бизнесе: продюсеры «Секса в большом городе» попросили использовать ее магазин в сцене. Тридцатисекундная сцена Кэрри и Миранды с маленькими розовыми кексами, которые могли доставить большое удовольствие, не только прорекламировала пекарню Magnolia Bakery, но и ввела общенациональную моду на кексы.

В кои-то веки поклонники могли позволить себе то же, что и героини «Секса в большом городе». (Кексы стоили $ 1,25 каждый, когда магазин только открылся.)

Очереди туристов выстраивались у пекарни. И так происходило еще около четырех лет после выхода эпизода, согласно отчету The New York Times в 2004 году. Пекарня даже наняла охранника для поддержания порядка.

Вибратор-бестселлер по наводке Шарлотты

Подобный всплеск популярности стал обычным явлением для товаров и мест, появившихся в «Сексе в большом городе». Например, к четвертому сезону сериал популяризировал высококлассный вибратор Rabbit («Кролик»), который стал производиться огромными партиями после эпизода «Черепаха и кролик» первого сезона. В нем скептически настроенная Шарлотта влюбляется в прелестную секс-игрушку после того, как видит ее в магазине Pleasure Chest в Вест-Виллидже.

Vibratex Rabbit Pearl уже был бестселлером, именно поэтому владельцы магазина рекомендовали его сценаристам «Секса в большом городе», когда те попросили совета, но вскоре его дизайн скопировали и другие компании, чтобы удовлетворить спрос.

Этот вибратор стал самой продаваемой секс-игрушкой всех времен. Однако популяризация товаров в «Сексе в большом городе» на этом не закончилась.

Туфельки, сумки, суши и прочая валюта

Кафе-ресторан Cipriani, магазин Pleasure Chest, туфли от Джимми Чу, пачки, сумки-багет Fendi, «Tao» (клуб, а не название китайского философского принципа) и Sushi Samba – все это стало валютой «Секса в большом городе».

Модные манхэттенские рестораны с завышенными ценами, такие как Pastis и Buddakan, процветали после того, как мелькнули в «Сексе в большом городе».

Даже спустя годы после окончания сериала они привлекали туристов со всего мира и открывали новые точки в таких городах, как Даллас и Лас-Вегас, чтобы привлечь больше поклонников.

Даже глубокая эпиляция стала популярна после одного из эпизодов в Лос-Анджелесе. «Феминизм выбора», которого придерживались в «Сексе в большом городе», требовал права потреблять все, что угодно нашим наделенным властью маленьким сердцам. Как позже выразилась писательница Лори Пенни, «Секс в большом городе» научил нас тому, что «высшая свобода, которую мы получили как женщины, – это обувь, шопинг и секс».

Непозволительная за кадром роскошь

Молодые девушки, приехавшие в Нью-Йорк в поисках образа жизни «Секса в большом городе», тем не менее поняли, что такие роскошные апартаменты, как у Кэрри, трудно найти и невозможно себе позволить, особенно со всеми покупками, которые им еще предстояло сделать.

На этом неправдоподобие «Секса в большом городе» едва ли заканчивалось: все четыре главные актрисы были худыми, белыми, привлекательными женщинами. Возможно, даже «нетрадиционно симпатичными» по голливудским стандартам, но по стандартам реальной жизни у них была бархатная кожа, завидные черты лица, идеальные зубы и стройные тела, которые телевидение обычно требует от своих актеров. Кэтролл и Паркер, в частности, представляли собой почти невозможные стандарты телосложения, и их частые полураздетые тела и откровенные наряды привлекали больше внимания к их скульптурным до совершенства животам.

Многие поражались, когда Кэрри выпалила: «Шопинг – моя кардиотренировка». Что это значило для тех из нас, кто пытался жить как в «Сексе в большом городе»?

Сериал представлял собой маловероятную фантазию, в которой внештатные газетные обозреватели могли позволить себе апартаменты (арендная плата – 750 долларов в месяц, что маловероятно) и шкаф, полный туфель от Маноло Бланик (стандартная цена за пару в 2000 году составляла около 500 долларов); в которой у работающих женщин достаточно свободного времени и средств, чтобы есть кексы, пить коктейли, носить дизайнерскую одежду, делать косметические процедуры, заниматься йогой и эпиляцией бикини воском; в которой жизнь – это сказочные вечеринки, полные показов мод и свиданий с богатыми мужчинами.

Другими словами, мы не могли не задаться вопросом: почему я тоже не могу есть кексы, пить коктейли и быть худышкой, как Сара Джессика Паркер? И куда делись все мои деньги?

Какие красивые кнопки «Поделиться», так и хочется нажать...

По материалам книг

Подписка

Узнай о новинках первым!