Представьте, что вы проснулись в 2050-м. Нет-нет, не перенеслись во времени, а просто живете в будущем. Вы — пожилой врач-терапевт. Давайте посмотрим, как сложится ваш день.

Вы просыпаетесь от автоматической инъекции небольшой дозы ноотропа. Друзья говорят, это вас угробит, но вы только отшучиваетесь: вред от подобных вещей никем не доказан, а друзья просто с возрастом предпочли «хипповать» и возвращаться к истокам. Вы все еще дружите, потому что болтать с ними намного приятнее, чем с теми, кто «усовершенствовал» свои глазные яблоки (а то и оба полушария мозга), управляет детским восприятием с помощью вживленной системы родительского контроля и никогда не держал в руках настоящую книгу.

Клаус Шваб, «Технологии четвертой промышленной революции»:

«Нейротехнологии способны расширять возможности органов чувств человека за границы, образовавшиеся за миллионы лет естественной эволюции. Всего лишь через несколько лет люди смогут видеть в инфракрасном диапазоне, записывать и воспроизводить, то есть повторно испытывать, воспоминания и сны, обрабатывать множественные потоки зрительной информации из различных источников и одновременно управлять многими конечностями и автономными объектами».

Ваши друзья выращивают у себя на балконах фрукты и овощи, а из технологий пользуются разве что услугами дронов-курьеров. Ну и интерфейсами для работы и соц-обслуживания, конечно. Некоторые, правда, тайком все еще залезают в VR, чтобы поболтать с кем-нибудь, а то и позволить себе небольшие безумства — но разве старики не имеют права на маленькие слабости?

Вы подключаетесь к сети одним жестом и проверяете входящие. Что ж, на улицу сегодня выходить не имеет смысла: кропотливую работу вы предпочитаете делать дома. Пришло два полных физических скана от пациентов — нужно будет настроить восприятие ощущений прежде чем к ним подключиться — и одна жалоба от парочки, недовольной генной модификацией младенца. «Мы возмущены халатностью вашего персонала… должен был быть фиолетовый цвет глаз, меняющийся на солнце в золотистый, а не наоборот… и что это за идиотская форма ушей?»

Клаус Шваб, «Четвертая промышленная революция»:

«В марте 2015 года ученые с мировым именем публикуют статью в журнале Nature, где призывают к мораторию на генную модификацию человеческих эмбрионов и выражают «серьезную озабоченность относительно этичности и безопасности подобных исследований». Всего месяц спустя, в апреле 2015 года, выходит статья под названием «Исследователи под руководством Джунджу Хуана из Университета Ят-Сень в Гуанчжоу опубликовали первую в мире научную статью о результатах изменения ДНК человеческих эмбрионов».

Забавно — насколько вообще такие грустные вещи могут быть забавными — как быстро люди меняются под новые технологии. Вы иногда представляете себе, что бы на это сказала, скажем, католичка Мардж Симпсон из 2000-ных: «Что-что вы мне предлагаете? Менять ДНК моего ребенка?! Цвет глаз? Пол? Вы в своем уме???» Представлять, что на это сказали бы ваши собственные бабушка с дедушкой, вам совершенно не хочется. С Симпсонами полегче: всегда лучше иметь простенький маркер времени, чтобы острее чувствовать его течение.

Клаус Шваб, «Технологии четвертой промышленной революции»:

«Растут возможности объединения цифровых технологий с живыми тканями, и возможные результаты, ожидаемые уже в следующем десятилетии, вызывают широкий спектр эмоций — от надежды до восхищения и страха. Оптимисты описывают устойчивый мир, в котором больше не будет болезней, угрожающих нам сегодня. Пессимисты описывают мрачное, антиутопическое будущее, предсказывая детей на заказ и крайнее неравенство доступа к плодам биотехнологий».

Первому пациенту нужно восстанавливать чувствительность конечностей после травмы позвоночника — на воссоздание нейронных связей, пожалуй, уйдет весь день. Со вторым сложнее — его физический скан оказался дополнен огромным архивом чудовищных сновидений (хорошо, что ваш уровень кортизола автоматически регулируется, а то стресса было бы не избежать). Тут можно диагностировать едва ли не шизофрению. Это не по вашей части, и вы жестом пересылаете весь пак своему коллеге-психиатру.

Клаус Шваб, «Технологии четвертой промышленной революции»:

«Виртуальная реальность открывает новые пути общения, которые раньше невозможно было себе представить. Вместо того чтобы говорить, как мы себя чувствуем, мы сможем передать любимому человеку или коллеге всю полноту чувств с помощью 3D-изображений с эффектом присутствия и участием всех органов чувств. Это открывает совершенно новый мир эмпатии. Мы также сможем не только понять чувства других, но ощутить себя в теле другого человека и пережить то, что ощущает он».

Один из наиболее темных снов пациента напомнил вам о времени, когда ваша дочь выбирала свою профессию. Мир был погружен в очередную Великую депрессию: количество рабочих мест катастрофически сократилось, разрыв между богатыми и бедными увеличился в несколько раз, и даже государственные СМИ уже не могли закрывать глаза на эпидемию самоубийств и абортов. Люди самоорганизовывались в подрывные отряды, чтобы уничтожать корпорации, занимающиеся развитием ИИ (искуственного интеллекта) — терроризм стал едва ли не делом чести. Из-за высоких требований компаний, начинавших охоту за высококвалифицированными кадрами буквально с детских садов, множество людей, невысоко оцененных на тестированиях, оказывались не у дел и жили на пособие. А вот что делать с их нерастраченной энергией и самоуважением, общество тогда еще не придумало.

Клаус Шваб, «Четвертая промышленная революция»:

«В исследовании, проведенном школой Оксфорд-Мартин, изучалась подверженность рабочих мест компьютеризации с помощью ИИ и роботов, и был получен ряд отрезвляющих результатов. Используемая ими модель прогнозирует, что до 47% рабочих мест в США, скорее всего, станут компьютеризированными уже через один-два десятка лет».

Ваша дочь хотела быть журналисткой, и вы вместе ломали голову над тем, как одним махом проскочить несколько лет низкооплачиваемой работы новостником или редактором среди роботов и стать Креативщиком. Креативщики были единственными людьми в СМИ, которым не угрожала опасность быть замененными.

«Ну, милая, или ты изменишься под мир, или изменишь мир под себя», — сказали вы ей тогда. И она изменила. Открыла собственный бизнес: аналоговое издательство. Так вы и обзавелись многочисленными друзьями-«хиппи», поклонниками всего осязаемого и экологичного. К своему удивлению, вы обнаружили среди них своих старых учителей, пациентов и даже парочку знакомых бизнесменов, кто отказался уходить с поста руководителя в пользу ИИ, и на следующий же месяц был по-тихому смещен инвесторами.

Клаус Шваб, «Четвертая промышленная революция»:

«2016 год. Deep Knowledge Ventures, инвестиционный венчурный фонд с головным офисом в Гонконге, который осуществляет инвестиции в науки о жизни, исследования в области лечения рака, болезней, связанных с возрастом, и в развитие регенеративной медицины, включил алгоритм искусственного интеллекта, называемый VITAL, в свой совет директоров».

Внезапно вы чувствуете острый запах своих любимых пирожных и кофе — дочь прислала VR-открытку откуда-то с другого конца планеты. Ее бизнес пошел в гору: все больше людей воспринимают ее печатные книги как достойное хобби. Раньше, в век mp3, многие таким же образом коллекционировали пластинки. Вы улыбаетесь, чувствуя ее радость и любовь. Надо бы выйти на улицу. День будет солнечным.

Подробности о том, что нас ждет в 2050, читайте в книгах Клауса Шваба «Четвертая промышленная революция» и «Технологии четвертой промышленной революции»