8 Августа 2019

Нейросексизм: как исследование мозга породило гендерные мифы

Почему изображения мозга повышают доверие к научным статьям, и какие реальные различия между женским и мужским мозгом.

Появление технологий визуализации мозга в конце двадцатого столетия позволило нам понять, как может отличаться мозг мужчин и женщин, и как связаны различия в мозге с различиями в поведении. Ученым больше не требовались образцы мертвого, больного или травмированного мозга, чтобы найти ответ на старый, как мир, вопрос о половых различиях. В этом поиске самым большим спросом пользовался метод фМРТ. Но в некоторых случаях новую технологию использовали лишь для подтверждения укоренившихся мифов. В книге «Гендерный мозг» Джина Риппон рассказывает о взлете и падении доверия к фМРТ и его влиянию на стереотипы о женском и мужском мозге.

Визуализация мозга: рождение технологии

Метод фМРТ (Функциональная магнитно-резонансная томография) основан на изменении кровотока в зависимости от активности мозга. Его результаты, представленные в виде прекрасных цветных изображений. Создается потрясающее впечатление, что это фотография живого, мыслящего человеческого мозга, цветная, показывающая, как «мысли» снуют туда-сюда. Кажется, что мы наконец-то получили неоспоримые доказательства «чтения мыслей». Однако, интерпретация ее применения требует осторожности: нужно учитывать не только «пятна», но и контекст.

Первые исследования головного мозга человека методами фМРТ были проведены в начале 1990-х годов. И потом, в последующие двадцать с лишним лет, эти исследования стали основой для представления широкой общественности о принципах работы мозга и реализации всех видов человеческого поведения. Обнаруживались потрясающие открытия, о которых мы даже не подозревали. Но результаты некоторых экспериментов послужили только увековечиванию разных мифов о мозге, и не потому, что метод был недостаточно хорошим, но из-за предвзятости, истоком которой стала приверженность старомодным моделям мозга.


Визуализация мозга: как нейрочудо превращается в нейроабсурд

Девяностые годы были объявлены Десятилетием мозга Произошла революция в нашем понимании самого важного человеческого органа. Психиатрия, педагогика, психология, психофармакология и даже детекторы лжи были готовы полностью перестроиться в результате пришествия фМРТ и нового представления о мозге. Внезапно появилась мода на приставку «нейро-», которую прикрепляли ко всему на свете: нейроэстетика, нейроэкономика, нейроэтика. Коктейли в барах носили название «Нейроблаженство», «Нейрооргазм» или «Нейросон».

Казалось, что даже вне научного мира стало обязательным выражать все на свете в терминах «мозга» и «нейро». Влюбленность, способности к иностранным языкам, тяга к шоколаду, голосование на выборах, и даже причины финансового кризиса 2008 года, все связывалось с деятельностью человеческого мозга, который обычно называли «жестко настроенным», чтобы подчеркнуть биологический детерминизм. Каждая статья обязательно сопровождалась одной или несколькими цветными изображениями мозга.

Ученые из Университетского колледжа в Лондоне в статье «Нейробиология и популяризация» проследили сообщения в британских средствах массовой информации, касающиеся нейробиологии, с 2000 по 2010 год. Выбрав шесть типичных британских газет, за этот период ученые обнаружили более 3500 статей, причем количество статей увеличивалось год от года (со 176 в 200 году до 341 в 2010-м). Темы были самыми разными, от «оптимизации мозга» и «гендерных различий», до «эмпатии» и «лжи». Исследователи пришли к выводу, что прослеживается весьма настораживающее внимание к «мозгу, как биологическому доказательству» и к тем экспериментам, которые объясняют практически все сразу. В заключение авторы отметили, что «эксперименты описывались вне контекста, снабжались привлекающими внимание заголовками, тонко замаскированными идеологическими аргументами, и даже пропагандой тех или иных политических программ».

В самом начале казалась, что назойливый нейрообман несет в себе понимание многих и многих аспектов человеческого существования: раскрытия тайн сознания, свободной воли и вообще ключ к самому себе. Но все чаще звучали сомнения в качестве некоторых базовых исследований. Наблюдался некий скепсис не только в отношении самих сообщений, но и в получении и интерпретации наиболее впечатляющих изображений мозга.

Психологи Дэвид Маккейб и Алан Кастел провели целую серию экспериментов. Ученые хотели показать, что простое сопровождение текста изображениями мозга оказывает мощное влияние на доверие к тем или иным научным рассуждениям. 26 Участникам экспериментов предлагали поддельные статьи на такие темы, как связь между просмотром телевизора и математическими способностями, со специально введенными в текст научными ошибками. Эти мнимые публикации были также снабжены стандартными изображениями мозга или простыми линейными графиками. Потом участников просили оценить научную аргументацию статьи. Естественно, что большинство с горячим одобрением отнеслось к публикациям, сопровождаемым изображениями мозга.


Нейросексизм

Остается одна проблема, которую очень трудно решить. Если какая-то информация проникает в общественное сознание и закрепляется там, как «факт», а потом выясняется, что это была ошибка, оказывается, что чрезвычайно сложно выбить этот «факт» из голов читателей популярной литературы. Как можно было догадаться, объединение данных о «поле» и «мозге» стало даром небес для производителей «нейромусора».

Особенно выделились доказательства сексистских практик в самой сфере нейровизуализации. Похоже, эта технология продолжила традиции психосексизма «ученых-объясняющих-установленный-порядок». Те, кто применяет нейровизуализацию, стремятся всеми силами найти различия между мужчинами и женщинами, принимая по умолчанию разницу в речевых и пространственных навыках и копаясь в мозге в поиске доказательств. Для таких вещей Корделия Файн придумала термин «нейросексизм».

Одно из самых первых исследований методом фМРТ, посвященных обработке лингвистической информации в головном мозге, предприняли психологи Сэлли и Беннетт Шейвиц. Они выяснили, что существуют различия в сновидениях, связанные и с полом, и с полушариями. Суть этой истории заключалась в том, что мужчины обрабатывают речевую информацию в отдельной области только левого полушария, а у женщин в этом случае задействованы части и правого, и левого. Казалось, что это подтверждает десятилетия косвенных наблюдений, результатов психологических заданий и/или следствия повреждения мозга. В ответ другой нейробиолог отметил, что это исследование обеспечило «окончательное доказательство» того, что мужчины и женщины по-разному используют мозг, и приветствовал открытие, «убедительное, как ничто иное». Статья сопровождалась изображением, которое было не столь впечатляющим, как современные многоцветные картинки, ставшие стандартом публикаций, но, тем не менее, было захватывающим. Несколько оранжевых и желтых квадратов были наложены на сероватый поперечный срез мозга. Эти квадраты группировались с одной стороны у мужчин, но распределялись по обеим сторонам мозга у женщин.

Это изображение стало одним из самых популярных архивных кадров, который засовывали в самые разные контексты. Например, он фигурировал в статье о Кристин Лагард, которая стала директором МВФ, в том смысле, что ее превосходные языковые способности дадут ей преимущество в общении с мужчинами-финансистами, речевые навыки которых примерно на уровне шимпанзе.

Но потом выяснилось, что исследование было далеко не идеально. Выборка участников была небольшой (девятнадцать мужчин и девятнадцать женщин), но для работ того времени это было обычно. (На самом деле, удивительной была равная величина групп). Участникам предлагалось четыре типа заданий на обработку слов, но в публикацию попали результаты только одного задания на подбор рифмы, и не сообщалось о том, было ли что-то обнаружено в задании на речевые навыки. Самым важным, не попавшим в поле зрения большинства читателей, был тот факт, что, несмотря на «скопление пикселей» в левом полушарии у всех девятнадцати мужчин, только у одиннадцати женщин обнаружилось хваленое двустороннее распределение. Таким образом, на самом деле и по словам авторов, «у более, чем половины женщин-участниц наблюдалась сильная двусторонняя активация этой области». Но, с другой стороны, почти у половины ее не было. Так что эти половые различия были намного менее «заметными», чем считали авторы, хотя в то время можно было понять их энтузиазм, связанный с возможными открытиями, сделанными благодаря новой технологии.

С тех пор было предпринято несколько попыток воспроизвести исследование, и все оказались безуспешными.


Расскажите всем, какую интересную статью вы нашли!
Подписка

Узнай о новинках первым!