5 Мая 2019

Как работают судмедэксперты?

Все, что вы хотели знать о необычной профессии.

Каждое вскрытие — это отдельная детективная история. Когда смерть внезапна и необъяснима, доктор Ричард Шеперд обязательно выясняет ее причину. Публикуем отрывок из книги «Неестественные причины», в которой Шеперд приоткрывает завесу тайны мира судмедэкспертов.


Работа после терактов

Мое следующее знакомство с террористической деятельностью Усамы бен Ладена состоялось на Бали через год после 11 сентября. Две бомбы, заложенные исламскими экстремистами, связанными с бен Ладеном, были взорваны в людных участках этого чудесного индонезийского острова, и более 200 человек были убиты — большинство из них были приехавшими на отдых туристами с Запада, и большинству не было и 30.

Перед тем как я покинул Лондон, мне сказали, что я лишь буду представлять в этой операции сторону Великобритании. Когда же я зашел в морг, остальные судмедэксперты — главным образом из Австралии, но также из Дании и Германии — узнали меня по совместным международным конференциям и сразу же вручили мне медицинский халат, фартук, резиновые перчатки и нож со словами: «За дело, Дик».

Работники британского посольства проделали удивительную работу по обнаружению тел британцев. Более того, они раздобыли топливо для работы генератора одного из немногих охлаждающих контейнеров в этом месте — если не во всей стране. По сути, как и после любой другой катастрофы, мы, судмедэксперты, работали по принципу конвейера, принимаясь за очередное тело независимо от его национальности. Проблема была в нехватке мест для хранения трупов там, где царила изнурительная жара. Я никогда не забуду вид и запах тел, уложенных в тени и накрытых пакетами со льдом из супермаркета.


Страшные подробности

Как же мне хотелось раздобыть полный льда грузовик, чтобы высыпать его поверх них. Они быстро менялись, и далеко не к лучшему. Многие тела изначально были разорваны, и процедура опознания была типичной головоломкой, усложнявшейся из-за необученных поисково-спасательных групп, которые просто бросали все найденное в одном месте в один мешок. Было большим облегчением наткнуться на отдельную кисть руки с обручальным кольцом, на внутренней стороне которого было выгравировано имя владельца. Это был небольшой трагический личный предмет, который немного помог нам в разрешении головоломки. Многие жертвы атаки на этот изнеженный остров были молодыми и красивыми. Они развлекались в баре и клубе, в которых одна за другой взорвались две бомбы. Бомбы были заложены экстремистской группировкой, финансируемой, как считалось, «Аль-Каидой».

В конечном счете было подтверждено, что среди жертв 28 британцев и что в общей сложности ранены более 200 и убиты 202 человека. Это было изнурительное и тяжелое время — как физически, так и психологически. Впоследствии я посетил мемориалы, посвященные этому кошмару, как в Лондоне, так и в городе Перт на западе Австралии, однако мне не нужны были никакие мемориалы, чтобы вспомнить разлагающиеся трупы, лед, этот запах, единственный капающий кран в морге, который был нашим источником воды, а также всеобъемлющее чувство бессмысленности терроризма. Подозреваю, что оно так никогда меня полностью и не покинуло.


Будущее под угрозой

Когда я вернулся домой, моя профессиональная жизнь оказалась под угрозой. Мир судебной медицины менялся, и теперь мы столкнулись с новой неопределенностью, с которой великому Симпсону в жизни не приходилось иметь дела. Университетские медицинские школы всегда платили нам за проведение лекций по нашему предмету, однако теперь решили — практически все, одна за другой, — что больше не будут финансировать преподавание нами судебной медицины.

Основным их доводом стало недостаточное количество проводимых исследований в области судебной медицины, а также слишком малое число статей в престижных научных журналах. Мы были слишком заняты со всеми этими вскрытиями, коронерами и судами, чтобы отвечать этим новым плановым академическим показателям. Настала эпоха оценки результатов умственного труда на основе научных исследований. И, как оказалось, мы, судебно-медицинские эксперты, не дотягиваем до нужного уровня.

Постепенно медицинские школы с великими традициями в области судебной медицины закрыли свои отделения, и вскоре после смерти Иэна Уэста его царство в больнице Гая исчезло. Сент-Джордж продержался немного дольше, однако распоряжение уже было подписано. По сути нас превратили в частную компанию.


Мир должен знать, что вы читаете!